«В кармане у меня было $2, я надеялся заработать $1 млн»: история Чарльза Понци



Предприимчивый итальянец, который прибыл в США в надежде разбогатеть, стал миллионером, а потом оказался в тюрьме и умер в нищете на другом конце мира.


Возможность «быстрого заработка» привлекала людей всегда: и в золотую лихорадку, и на пике бума криптовалют. Одним из способов быстрого заработка в 20 веке стала схема Понци. Это мошенническая механика, которая обеспечивает доход вкладчиков за счет вложений новых инвесторов. И если первым вкладчикам она дарила двукратное увеличение дохода за три месяца, то поздним инвесторам — разорение и долгие судебные тяжбы. Схема зародилась ещё в 19 веке, но приобрела нарицательное имя благодаря громкой афере Чарльза Понци в 1920 году.

Жизнь Чарльза Понци до создания собственной мошеннической схемы

Чарльз Понци родился в Италии в 1882 году, в семье почтальона и дочери представителя суда по гражданским и уголовным делам.


Мать возлагала большие надежды на сына: когда тому было 10 лет, родители отправили его в престижную частную школу. Благодаря бережливости отца и накоплениям своей тёти Чарльз поступил в Римский университет Ла Сапиенца, но продержался там недолго — разгульная студенческая жизнь оставила его без гроша и без образования.


Боясь разочаровать мать, он не вернулся домой. По совету своего дяди в 1903 году Чарльз эмигрировал в США. В конце 19 века многие итальянцы уезжали покорять другой континент и некоторым даже удавалось разбогатеть.


"В кармане у меня было $2,5, но я надеялся заработать $1 млн — и эта надежда никогда меня не покидала." Чарльз Понци

Несмотря на переезд, легкого способа обогащения найти не удавалось: Понци работал официантом и мыл полы в ресторанах, откуда его уволили за воровство. Через четыре года он переехал в Канаду и устроился помощником кассира в банк итальянца Луиджи Заросси — там мужчина впервые и познакомился мошенническими схемами.


Заросси предлагал вкладчикам депозитную ставку в 6%, в разы превышающую предложения других финансовых учреждений. Он действовал по принципу «ограбить Петра, чтобы заплатить Павлу», то есть выплачивал проценты старым клиентам из денег со счетов новых вкладчиков. Именно эта идея и легла в основу схемы Понци через 13 лет.


История банка Заросси закончилась в 1908 году. Его основателя привлекли к ответственности, а Чарльз, потеряв работу, снова нуждался в деньгах и подделал чек на $423. Мошенника поймали и приговорили к трём годам канадской тюрьмы. Освободившись с $5 в кармане, он вернулся в США.

Там Понци помогал нелегально переправлять итальянцев по просьбе своего коллеги из банка Заросси через границу. Американские власти арестовали мужчину, и он провёл ещё два года под стражей.


В тюрьме Атланты Понци сначала работал клерком в прачечной, но из-за способностей к языкам его вскоре перевели помогать на почту. Он произвел впечатление на своего начальника, тюремного регистратора Адерхольда. Тот называл его умным и доброжелательным молодым человеком, который не жаловался, имел дар к цифрам и вел книги без ошибок.


Единственной особенностью Понци, которую заметил его руководитель, была одержимость финансовыми схемами. По словам тюремного регистратора, его помощник получал такое удовольствие от продумывания денежных махинаций, что однажды он мог воплотить одну из них в жизнь только чтобы проверить, сработает ли она.


Во время заключения Понци познакомился с лидером сицилийского мафиозного движения в Атланте Игнасио Лупо и с американским бизнесменом, создателем монополии на продажу льда в Нью-Йорке и биржевым спекулянтом Чарльзом Морсе. Оба оказали на него большое влияние.


После освобождения в 1913 году Понци обосновался в Бостоне. Здесь он встретил свою будущую жену, стенографистку Розу Марию Гнекко. В 1918 году пара поженилась. После свадьбы мужчина пытался найти себя в бизнесе: работал в бакалейной лавке свёкра, пытался создать свою экспортно-импортную компанию, но ни одно из его начинаний не увенчалось успехом.

Мошеннический бизнес Чарльза Понци

В августе 1919 года Понци осенило. Читая письмо от испанского журналиста, мужчина обратил внимание на приложенный к нему международный ответный купон. Его можно было обменять на почтовые марки: так отправитель заранее предоплачивал ответное письмо от получателя. Стоимость купона варьировалась от страны к стране. В Европе из-за нестабильного курса валют он продавался дешевле, чем в США.


Тогда Понци подумал, что продав в Америке приобретённый в Испании купон, можно заработать на разнице в цене. На самом деле, «обналичить» в другой стране купон было невозможно, только обменять на почтовые марки.


В январе 1920 года Понци открыл «Компанию по обмену ценных бумаг». Она предлагала 50% прибыли после вложения в течение 45 дней и 100% — в течение трёх месяцев.


Понци сначала попытался занять деньги для закупки купонов в нескольких банках, но его усилия успехом не увенчались. Тогда мужчина решил воспользоваться деньгами от вкладчиков и историю с заработком на купонах оставил, как прикрытие для собственного обогащения. По легенде купоны за пределами США закупал его помощник Лионелло Сарти, которого никто никогда не видел кроме самого Понци. На самом деле мошенник не приобретал купоны за рубежом и не зарабатывал на перепродаже в США. Его компания получала деньги от доверчивых людей и выплачивала старым вкладчикам «проценты» за счёт средств новых инвесторов.



Расцвет «Компании по обмену ценных бумаг»

В январе 1920 года, в первый месяц существования «Компании по обмену ценных бумаг», Понци привлёк 18 человек, которые инвестировали $1800 (примерно $25 тысячи по курсу на 2022 год).


К марту доверчивые клиенты принесли бизнесу около $25 тысяч (примерно $336 тысяч по курсу на 2022 год). Чтобы увеличить количество инвесторов, мошенник нанял агентов в разных городах США. Они получали 10% от суммы, которую отдавали компании привлечённые ими вкладчики. Агенты часто привлекали к работе субагентов и платили им 5% комиссии.


К июню инвесторы вложили в «Компанию по обмену ценных бумаг» $2,5 млн (эквивалентно $35 млн по курсу 2022 год). В то же самое время Понци начал вкладывать деньги в бостонский Hanover Trust Bank с активами в $5 млн, надеясь, что когда его счет станет достаточно большим, он сможет стать одним из руководителей этой финансовой организации.


Всего мошенник успел положить на депозит около $2,7 млн и стал самым крупным вкладчиком банка, в июне 1920 года он стал его президентом. К концу июля мошенник получал около $1 млн в день за счёт новых вкладчиков. Тогда же вышла хвалебная статья о нём в The Boston Post — её инициировал нанятый Понци специалист по связям и бывший журналист издания Уильям Макмастерс.


Особняк Понци

К тому моменту почти 75% бостонских полицейских инвестировали деньги в «Компанию по обмену ценных бумаг», среди вкладчиков были и шофер Понци, и брат жены. Целевой аудиторией мошенника были такие же мигранты, как он сам, доверчивые работяги и состоятельные предприниматели. Чаще всего люди не забирали заработанные проценты, а реинвестировали их.

Падение Чарльза Понци

Несмотря на хвалебный материал, издатель The Boston Post Ричард Грозьер и городской редактор Эдди Данн заподозрили неладное и поручили репортерам-расследователям проверить Понци.


На тот момент мошенник уже находился под наблюдением властей Массачусетса. Во время допроса он предложил прекратить принимать деньги от вкладчиков на время расследования. Это помогло отвлечь чиновников от проверки бухгалтерских книг.


26 июля 1920 года в The Boston Post вышла серия статей, в которой авторы задавали вопрос о том, в чём же заключается секрет успеха предпринимателя.

Финансист Dow Jones & Company Клеренс Баррон отметил, что циркуляцию заявленных денежных средств в компании Понци могли обеспечивать 160 млн почтовых купонов, однако в реальности в обороте их было всего 27 тысяч. Почтовая служба США также не подтвердила покупку миллионов купонов — ни на территории страны, ни за её пределами.

Статьи The Boston Post породили панику, но Понци оказался к этому готов. По подсчетам мошенника, его обязательства перед вкладчиками составляли около $15 млн, из которых $8 млн он уже выплатил.

Он ожидал, что в ближайшие дни испуганные держатели облигаций будут массово требовать возврата денег — и около $4 млн придётся также обналичить. Таким образом, Понци не хватало $3 млн, чтобы выйти сухим из воды, — он даже думал о том, чтобы продать «Компанию по обмену ценных бумаг» за $10 млн.


В течение трёх дней после публикации статьи он выплатил взволнованной толпе вкладчиков около своего офиса $2 млн, сохраняя спокойствие и раздавая инвесторам пончики и кофе.


В то же самое время своё расследование проводил и бывший журналист The Boston Post Уильям Макмастерс, которому не давала покоя иллюзия «быстрого заработка», предлагаемая Понци. Не имея доступа к бухгалтерским книгам мошенника, он два дня беседовал с некоторыми инвесторами за пределами его офиса, пытаясь высчитать, сколько денег им потенциально должен предприниматель.


Когда Макмастер понял, что его клиент не миллионер, а скорее всего банкрот и мошенник, он обратился к своему бывшему работодателю Ричарду Грозьеру и предложил написать разоблачительную статью о Понци.


PR-специалист также заручился поддержкой окружного прокурора. Теперь издатель The Boston Post был бы защищен от судебных исков в случае недостоверности информации. Грозьер не отказал бывшему сотруднику и заплатил ему $6000 за статью (около $81 тысячи по курсу 2022 год).


В августе Макмастер выпустил материал с заголовком «Объявляется, что Понци теперь безнадежно неплатежеспособен». Автор утверждал, что у основателя «Компании по обмену ценных бумаг» не $7 млн ликвидных средств, а около $2 млн и примерно $4,5 млн долгов. Понци подал на The Boston Post иск за клевету в размере $5 млн, но его репутацию уже было не спасти.


На следующий день после первой публикации вышла ещё одна статья — разговор репортёра The Boston Post с окружным прокурором Джозефом Пеллетье о неправомерной деятельности «Компании по обмену ценных бумаг».

По требованию прокурора и при содействии Макмастера вкладчики раскрыли сумму долгов, которые не закрыл перед ними Чарльз Понци — стало очевидно, что у миллионера недостаточно средств для оплаты и он финансовый спекулянт.

В 1921 году редакция The Boston Post получила Пулитцеровскую премию за расследование о Понци, однако вклад Макмастера в совместную работу даже не был упомянут.


В сумме финансовый спекулянт обманул доверчивых вкладчиков примерно на $10 млн (примерно $130 млн на современные деньги). Правительство США взяло на себя обязательства по выплате долгов Понци и расплачивалось с обманутыми инвесторами в течение десяти лет.

Жизнь после разоблачения

Власти штата Массачусетс обвинили Понци в хищении имущества по 22 пунктам, а федеральные власти — в почтовом мошенничестве. Четыре года, с августа 1920 по август 1924 года, мошенник провёл в тюрьме по федеральному обвинению, параллельно защищая себя в суде по обвинениям штата.


В октябре 1922 года Понци выступил в суде по первым десяти обвинениям в хищении. За неимением денежных средств он представлял себя самостоятельно и был оправдан присяжными благодаря своему красноречию.


Когда мужчина предстал перед судом снова — по пяти оставшимся пунктам — мнения разделились, в феврале 1925 года, бывшего миллионера признали виновным и приговорили к семи годам лишения свободы за воровство.


Приговор не подлежал мгновенному исполнению, его оставили в ожидании апелляции от Понци. Получив отсрочку, мошенник начал думать, как вернуть свое состояние. Некоторое время он подрабатывал актёром в водевиле, а потом вместе с женой отправился в Джексонвилл, Флорида, США.


Там он создал компанию Charpon Land Syndicate — в её основу легла ещё одна мошенническая схема. Предприниматель вложил $4000, которые одолжил у друзей, в болотистую землю площадью в 100 акров. Каждый акр Понци хотел разделить примерно на 20 мелких участков и продавать за $10 каждый такой «плодородный кусочек земли». Кроме участков он продавал и акции Charpon Land Syndicate с обещанием 200% прибыли в течение 60 дней.


Бывший миллионер планировал заработать на каждом акре около $200 — на 500% больше изначальной суммы покупки. Обман раскрылся — и в феврале 1926 года. Понци признали виновным в мошенничестве и приговорили к году заключения. При этом мошеннику снова разрешили оставаться на свободе до рассмотрения новой апелляции.


Понци понял, что не хочет возвращаться обратно в тюрьму и отправился в Тампу, Флорида, США. Там, изменив внешность, он попытался бежать в Италию как член экипажа торгового судна. Друзей из Джексонвилла мошенник попросил инсценировать его самоубийство — оставить одежду на пляже вместе с предсмертной запиской жене и матери. Но личность Понци раскрыли — его отправили отбывать семилетний срок в тюрьму Массачусетса по первому приговору.


Эту фотографию собственного задержания Понци продал Post за $500

В 1934 году Понци депортировали в Италию, несмотря на его просьбы о помиловании.

Его жена осталась в США и развелась с Понци в 1937 году.

— Что бы вы сделали по-другому, приехав в США ещё молодым человеком? — Я бы отрубил себе руки. И голову, наверное, тоже. Чарльз Понци

В родной стране мужчину снова ждала неудача за неудачей. Он жил в нищете и изредка подрабатывал гидом по Риму. Благодаря кузену-полковнику итальянских ВВС и по совместительству другу Бруно Муссолини Понци смог переехать в Бразилию и устроиться агентом итальянской авиакомпании Ala Littoria.


Во время Второй мировой войны деятельность авиакомпании прекратилась. Понци остался в Рио-де-Жанейро и писал свою биографию. Книга под названием «Восход господина Понци» вышла после смерти мошенника ограниченным тиражом и долгое время считалась редкой, а в ноябре 2001 года её впервые опубликовало для широкой публики издательство Inkwell Pub.


Последние годы своей жизни он провел в бедности, изредка подрабатывая переводчиком. Здоровье бывшего миллионера пошатнулось: в 1941 году он пережил сердечный приступ, к 1948 году почти полностью ослеп, а кровоизлияние в мозг парализовало правую ногу и руку.


18 января 1949 года Понци умер в благотворительной больнице в Рио-де-Жанейро.